Главная » Важные советы » Миграционные процессы в современном мире и их специфические черты — Студопедия
Миграционные процессы в современном мире и их специфические черты В условиях глобализации современного мира, расширения интеграционных процессов, изменения геополитической ситуации, разрушения биполярной (капиталистический – социалистический мир) системы, увеличения разделения между развитыми, развивающимися и бедными странами мира, демографического дисбаланса (вследствие уменьшения естественного прироста населения в развитых странах и перенаселенностью в развивающихся и бедных странах мира) миграция, разработка и осуществление миграционной политики выходят на первый план во внутренней и внешней политике многих стран мира.

Миграционные процессы в современном мире и их специфические черты — Студопедия

Миграционные процессы в современном мире и их специфические черты

В условиях глобализации современного мира, расширения интеграционных процессов, изменения геополитической ситуации, разрушения биполярной (капиталистический – социалистический мир) системы, увеличения разделения между развитыми, развивающимися и бедными странами мира, демографического дисбаланса (вследствие уменьшения естественного прироста населения в развитых странах и перенаселенностью в развивающихся и бедных странах мира) миграция, разработка и осуществление миграционной политики выходят на первый план во внутренней и внешней политике многих стран мира.

В конце ХХ в. в миграционном движении населения мира на первый план вышли следующие миграционные потоки:

1) в США – из Китая, стран Юго-Восточной Азии (Индонезии, Таиланда, Филиппин), Индии, стран Южной и Центральной Америки (Бразилии, Колумбии, Пуэрто-Рико, Кубы, Панамы, Сальвадора, Мексики и др.);

2) в Европейские страны (страны ЕЭС) – из стран Балканского полуострова (Сербии, Хорватии, Словении, Македонии, Албании, Турции), Северной Африки (Алжира, Туниса, Марокко), республик, ранее входивших в состав СССР. В рамках ЕЭС отмечается миграционный поток из Португалии (самой бедной из стран ЕЭС) в другие страны европейского союза;

3) в арабские страны зоны Персидского залива (Саудовскую Аравию, Кувейт, Объединенные Арабские Эмираты и др.) — из более бедных стран, в основном исламского мира (Пакистана, Египта, Бангладеш, Индии);



4) в ЮАР – из стран, граничащих с ЮАР на севере (Замбии, Мозамбика, Анголы, Намибии);

5) в Аргентину – из Боливии[38].

Выделение данных потоков в качестве доминирующих позволяет заключить, что США по-прежнему являются самой привлекательной страной не только для жителей азиатских и латиноамериканских стран, но и для европейцев. Вместе с тем можно отметить и повышение интенсивности миграционных потоков между странами Юга и Севера. Их интенсивность связана со все более растущим разрывом в уровне развития развитых и развивающихся стран. В числе последних в последние десятилетия ХХ в. выделилась группа стран, экономика которых оказалась в состоянии глубокой депрессии, а их население испытывает нехватку элементарных средств к существованию. Среди таких стран можно назвать Сомали, Эфиопию, Эритрею, Судан, Бангладеш и др. Состояние их экономики, разрушенной в результате длительных гражданских войн, межнациональных, религиозных конфликтов, позволяет отнести их уже не к категории развивающихся стран, а к категории стран четвертого мира. Развитые страны мира, международные организации, формируя и проводя в жизнь свою политику в отношении стран четвертого мира, сталкиваются с необходимостью решить дилемму, которая состоит в том, что увеличение помощи бедным странам в еще большей степени усиливает их зависимость от богатых стран, а отказ от осуществления подобной помощи приводит к резкой активизации миграционных процессов, иммиграции населения из бедных стран в страны Западной Европы и Северной Америки.



В настоящее время в странах Западной Европы уже проживает более 20 млн. только легальных иммигрантов из других регионов мира. Гражданские войны, экономическая, политическая нестабильность в развивающихся и бедных странах мира всякий раз приводят к возникновению все новых и новых волн миграции, обрушивающихся на страны Европы и Северной Америки. О том, насколько политическая нестабильность может повлиять на миграционные процессы и, в свою очередь, на политическую, экономическую стабильность в развитых странах мира, указывал в свое время лидер Китайской коммунистической партии Дэн Сяопин. В частности, он писал, что политическая нестабильность в Китае может вызвать массовые переселения китайского населения в находящиеся рядом страны. В этом случае, по оценкам Дэн Сяопина, порядка 500 тыс. китайцев переселится в Гонконг, 10 млн человек — в Таиланд, 100 млн — в Индонезию. Сколько переселится в Россию и станы СНГ через прозрачные и практически неохраняемые границы — неизвестно, но эта цифра, только по приблизительным оценкам, может составить несколько десятков миллионов человек[39].

Значительные масштабы миграции способны внести существенные изменения в демографический, этнический, религиозный, экономический, культурный, политический ландшафт современного западного мира. Во многом эти изменения составляют объективную основу для роста агрессии и расизма в среде западного общества по отношению к иммигрантам. Или, как это обозначают современные западные исследователи А. Кинг и Б. Шнайдер, ‑ демографической агрессии и оборонительного расизма[40].



Вместе с тем европейские страны, США, Канада, Австралия, Новая Зеландия и ряд других стран, вследствие демографических и иных проблем, выказывают заинтересованность в притоке на свою территорию некоторых категорий мигрантов, отвечающих определенным профессиональным, интеллектуальным и иным требованиям. Показательно, что, например, в США в настоящее время из каждых 10 человек, получающих докторскую степень в области естественных и технических наук, почти каждый десятый – выходец из стран Азии: КНР, Тайваня или Кореи. Еще более значительна доля ученых и инженеров, выходцев из стран Европы и бывшего СССР[41].

Весной 2000 г. отделом народонаселения Департамента по экономическим и социальным вопросам ООН был подготовлен доклад под названием Замещающая миграция: является ли она решением проблемы сокращения численности и старения населения?[42].

Замещающая миграция — это миграционный прирост, который компенсирует недостаток рождений, необходимый для поддержания в некоторый период времени в данной стране постоянства либо численности, либо каких-либо иных демографических показателей (например, соотношения половых либо возрастных групп населения). Понятие замещающая миграция употребляется в трех разных смыслах:

4) это миграционный прирост, при котором численность населения не меняется;

5) это миграционный прирост, при котором численность трудоспособного населения не меняется;

6) это миграционный прирост, при котором доля лиц в старших возрастах не увеличивается.



Согласно оценкам авторов доклада, при отсутствии замещающей миграции сокращение численности населения в развитых странах мира неизбежно. Повышение уровня рождаемости до количества необходимого для обеспечения простого воспроизводства населения в ближайшие десятилетия представляется маловероятным. Только иммиграция может предотвратить сокращение численности населения во всех странах, представленных в докладе. Величина иммиграционного притока, необходимого для этого, значительно варьируется по странам, в зависимости от их демографического прошлого (см. табл. 2).

Среднегодовой миграционный прирост за 1990 — 2000 гг. и необходимый для неизменности численности населения в 2000 – 2050 гг.

Результаты исследования показывают, что Европейский Союз может избежать сокращения численности населения при небольшом увеличении иммиграционного притока по сравнению с объемом 1990-х гг., в то время как всей Европе для этого потребуется почти двукратное увеличение объема миграции. Для предотвращения уменьшения численности населения в Республике Корея нужен относительно небольшой по величине миграционный прирост. Однако и это означало бы очень большие изменения для Кореи, которая до сегодняшнего дня остается страной эмиграции. Италии и Японии для сохранения численности населения неизменной было бы необходимо увеличить миграционный прирост в несколько раз. Напротив, Германии, США, Франции для поддержания численности населения потребовалось бы ежегодно принимать меньше иммигрантов, чем они принимали за последнее десятилетие. В Великобритании и России неизменность численности населения может обеспечить миграционный прирост, соразмерный с их среднегодовыми оценками для 1990-х гг.



Поддержание неизменной численности населения за счет миграции приведет к тому, что в 2050 г. в некоторых странах, в том числе и в России, доля мигрантов и их потомков будет составлять от 20 до 30 % их населения.

Проблема замещающей миграции — порождение двух тенденций, становящихся все более характерными для некоторых частей мира, — тенденции к прекращению роста населения многих стран, и даже к его убыли (депопуляции), и тенденции демографического старения.

Депопуляция самым непосредственным образом связана с другим демографическим процессом — старением населения. И депопуляция, и старение обусловлены одними и теми же причинами:

во-первых, это устойчивое снижение уровня рождаемости, который в большинстве развитых стран мира, и не только в них, опустился ниже уровня, обеспечивающего простое воспроизводство населения;

во-вторых, снижение смертности в старших возрастных группах и продолжающийся рост ожидаемой продолжительности жизни.

Согласно оценкам ООН к 2050 г. численность населения сократится более чем в 30 странах, в основном европейских. Наиболее заметно — примерно на одну треть — население уменьшится в Болгарии, Италии, Латвии и Эстонии. Напротив, население США, согласно прогнозу, увеличится почти на четверть благодаря высокому миграционному приросту и более высокой по сравнению со странами Европы рождаемости. Население Европейского Союза, превышавшее население США в 1995 г. на 105 млн человек, в 2050 г. станет меньше его на 18 млн (см. табл. 3).



Депопуляция и старение населения в странах мира, 2000 – 2050 гг.[43]

В первой половине XXI в. показатели старения населения достигнут самых высоких отметок из когда-либо наблюдавшихся в истории человечества. К 2050 г. почти треть жителей, упомянутых в табл. 3. стран, будут составлять люди в возрасте старше 65 лет, а в Италии и Испании доля пожилых превысит 35 %. К 2050 г. коэффициент демографической поддержкипожилых, показывающий количество лиц в трудоспособном возрасте (от 15 до 64 лет), приходящихся на одного человека в возрасте 65 лет и старше, во многих странах сократится более чем наполовину: с 4 или 5 до 2.

Меняющийся возрастной состав населения Западной Европы и Японии, замедление темпов или отсутствие демографического роста в этих странах поставили вопрос о неотложном реформировании или адаптации к новой демографической реальности прежней социально-экономической системы, системы пенсионного обеспечения, трудового законодательства, здравоохранения и др.

Каковы механизмы и перспективы решения демографических проблем?

Демографический рост и возрастная структура населения определяются тремя компонентами: рождаемостью, смертностью и миграцией. Однако цели и возможности управления каждой из компонент заметно различаются.

Если говорить о перспективах рождаемости в развитых странах, можно отметить, что ее уровень в ближайшие десятилетия не будет обеспечивать простое воспроизводство населения в этих странах. Все признают нынешнюю низкую рождаемость и ее дальнейшее снижение нежелательными, но никто не знает, как добиться ее повышения до уровня, хотя бы стабильно обеспечивающего простое воспроизводство населения. Ожидается, что коэффициент суммарной рождаемости будет колебаться здесь, в лучшем случае, в пределах от 1 до 2, т.е. меньше, чем необходимо для поддержания простого воспроизводства населения (для этого он должен быть несколько больше, чем 2).



Тенденции в области смертности таковы, что в новом столетии ожидается дальнейшее сокращение уровня смертности и увеличение средней продолжительности предстоящей жизни, в том числе и пожилых. В прогнозе ООН предполагается, что за первые 50 лет XXI в. ожидаемая продолжительность жизни в мире увеличится с 65 до 76 лет, в том числе в более развитых регионах мира с 74,9 до 82,1 года.

Миграция многим представляется гораздо более простым и эффективным (чем повышение рождаемости) на сегодняшний момент механизмом решения демографических проблем в развитых государствах мира. Величина миграционного притока может регулироваться в широких пределах, миграционная политика быстро приносит результаты и практически сразу же оказывает воздействие на возрастную структуру и численность населения страны. Миграция была уже неоднократно задействована для решения ряда проблем, например, для увеличения численности трудоспособного населения в странах Западной Европы в 1960‑х гг., в нефтедобывающих странах Персидского залива в 1970 — 1990‑х гг. Поэтому многие рассматривают миграцию как средство решения проблем, обусловленных старением и депопуляцией, причем как в краткосрочной, так и долгосрочной перспективе.

Помимо международной миграции населения важное место в современных миграционных процессах занимают и внутренние миграции. В исследованиях внутренних миграций населения достаточно широко применяется понятие миграционная когорта.

Миграционная когорта –это совокупностьмигрантов, объединяемая общим периодом миграции в данный населенный пункт или район. Миграционные когорты выделяются по результатам переписей населения на основе данных о продолжительности проживания[44]. Данные о миграционных когортах позволяют проследить миграционное движение населения, выявить динамику, территориальные и временные закономерности этого процесса.



Уже результаты переписей населения, проводившиеся в 1970 – 1980 ‑ е гг., позволяют сделать вывод о росте внутренних миграций в развитых и развивающихся странах. Так, по результатам переписи населения, проводившейся в СССР в 1979 г., удельный вес мигрантов в % отношении ко всему населению, проживающему в месте постоянного жительства не с момента рождения, составлял:

· менее 2-х лет – 16,3 %;

· 10 — 14 лет – 11,5 %;

· 15 – 19 лет – 10,5 %;

· 20 – 24 года – 8,3 %;

· 25 лет и более – 22,5 %.

Рост доли мигрантов, проживающих на одном месте 5 и менее лет (34,5 % для СССР в 1979 г.), дальнейшая активизация внутренних миграционных процессов в промышленно развитых странах во многом связаны с научно-техническим прогрессом конца 1970 — начала 1980-х гг., с развитием автоматизированных систем управления и проектирования, гибких производственных систем и комплексов, повышением удельного веса в производственной деятельности фирм и компаний таких операций, как составление программ, наладка оборудования и т.д. Обновление технологической базы современного производства привело к росту спроса на работников нового типа, обладающих аналитическим мышлением, способностью к быстрому освоению новых технологий, к непрерывному изменению своей профессионально-квалификационной принадлежности в условиях нарастающего устаревания профессий. Эти изменения привели к увеличению доли так называемой гибкой рабочей силы, в состав которой включается:



1) штатный персонал предприятий, занятый неполный рабочий день или неделю;

2) сезонные или поденные рабочие, занятые на основе контрактов с ограниченным сроком;

3) работающие на дому.

В числе прочих характеристик гибкую рабочую силу характеризует высокая степень мобильности, как территориальной, так и отраслевой, профессиональной и проч. Уже в начале 1990-х гг. в развитых странах мира, например в Великобритании, гибкая рабочая сила составляла:

· до 50 % работающих в сфере бытовых услуг, торговли, гостиничном бизнесе, общепите;

· до 40 % — в административно-управленческой сфере;

· до 30 % — в сфере финансово-деловых услуг;

· до 40 % — в сельском хозяйстве и строительстве[45].

Подводя итог, можно отметить, что, во-первых, современные миграционные процессы сопровождают две противоположные тенденции в миграционной политике развитых стран мира. С одной стороны – это проявление заинтересованности в притоке рабочей силы, высокоинтеллектуальных, высококвалифицированных кадров с целью обеспечить дальнейшее развитие экономик этих стран. С другой стороны — это страх перед массовым наплывом мигрантов иной культуры, религии, языковой принадлежности и проч., ведущий к массовой ксенофобии среди жителей западноевропейских стран по поводу наплыва иностранцев, рост национализма, ужесточение контроля за притоком иммигрантов в эти страны, проведение мероприятий по выявлению каналов нелегальной миграции и проч.

Во-вторых, рост внешней миграции сопровождается активизацией процессов внутренней миграции населения в индустриально развитых странах. Это связано с изменением технологической основы промышленности, трансформацией социальной структуры современного общества, дальнейшим развитием инфраструктуры, средств коммуникации.

О admin