Главная » В помощь предпринимателю » Пресс-конференция президента
Пресс-конференция президента Не одной мне было интересно узнать, что такое «Сколково». Таких, как я, набралось больше восьмисот. То, что всех этих журналистов привлекло именно Сколково, а не пресс- конференция Дмитрия Медведева, я могу заключить из содержания задававшихся вопросов.

Пресс-конференция президента

Пресс-конференция президента

Не одной мне было интересно узнать, что такое «Сколково». Таких, как я, набралось больше восьмисот. То, что всех этих журналистов привлекло именно Сколково, а не пресс-

конференция Дмитрия Медведева, я могу заключить из содержания задававшихся вопросов. А точнее, их бессодержательности. Какие слова-паразиты использует президент, как он относится к предложению чиновников сдирать с владельцев авто 500 руб. за час стоянки в центре Москвы, что делается для поддержки оленеводства в тундре и прочая чушь (да простят меня якуты, с которыми я выросла бок о бок) – все это очень уж отдаленно касается жизни среднестатистического россиянина. А уж вопрос, кто будет баллотироваться в президенты, и подавно не так волнует «всех присутствующих в зале» (то бишь, журналистов), да и отсутствующих (всю Россию), как это показалось журналистке из «Независимой газеты».

Почему все ждали вопросов о выборах, о премьере и полиции, объяснять не надо: «политическое шоу», как обозначил президент предвыборную интригу, как раз и представляет собой то «зрелище», которого хочет народ. Непонятно другое – почему журналисты думают, что народ не волнует хлеб? А точнее, его цена, доступность, качество и количество. Конечно, не хлебом единым, однако и не зрелищем единым жив человек.

С подачи самого главы государства насущный вопрос Василия Мельниченко из Свердловской области вызвал насмешливые улыбки на лицах. Председатель сельхозпредприятия и по совместительству корреспондент местной газеты заявил о том, что нельзя допустить банкротство сельхозпредприятий, нужно контролировать налоговые нагрузки на фермеров (а еще лучше – совсем освободить их от налогов), а также предложил президенту заняться местным самоуправлением. Василий Мельниченко, горячо ратующий за благополучие деревни, на пресс-конференции выглядел примерно так же, как совсем недавно выглядел Леонид Рошаль на Всероссийском форуме медработников. Не вписывался в формат. И правда, какая там отмена налогов, когда сорвалась сделка «Роснефти» и «BP»? Есть вещи поважнее сельского хозяйства – «Сколково», например.



А ведь стоит всего лишь выйти из конференц-зала, чтобы увидеть плоды нелегкого труда сельскохозяйственников. Повсюду в холле бизнес-школы незатейливо расставлены наливные глянцевые яблочки с рекламной сколковской наклейкой. Самые настоящие сочные спелые яблоки, натертые воском, чтобы лучше вписывались в техно-интерьер самой дорогой бизнес-школы самого загадочного иннограда в мире. Их журналисты буквально смели со стоек, по какому-то причудливому инновационному проекту разбросанных по всему холлу.

А вот и «гвоздь программы». Глядя на падающие с потолка брызги воды, собирающиеся в надпись «Международная школа управления «Сколково» и затем исчезающие в решетчатом полу, начинаешь понимать, куда утекают деньги государства. А «чтобы этот бренд был действительно известен всему миру», как того желает президент, требуется все больше финансов. Именно поэтому отменить налоги никак не получится.

«Мы же все за политическую конкуренцию, мы все не хотим, чтобы у нас была одна партия, которая за всех всё решает», – как ни странно, именно этими словами президент прокомментировал отзыв из Совета Федерации Сергея Миронова, лидера оппозиционной партии «Справедливая Россия». «Пусть занимаются реальной политикой, у нас впереди очень важные выборы», – посоветовал Д. Медведев опальному спикеру.

И почти как гром среди ясного неба прозвучала новость, зачитанная президентом прямо в ходе конференции из Ipad: «Петербургские депутаты отозвали Сергея Миронова из Совета Федерации». Финальная точка в создании конкуренции. Политические силы сформированы. Теперь президент может стать членом или даже главой партии. Какую именно партию он намерен возглавить, президент не уточнил.



К вопросу о конечности власти президент подошел философски. Любой носитель власти рано или поздно покидает свой пост, с этим нужно смириться еще до того, как его занять. Так объясняется и отставка Миронова, и – частично – снятие с должностей милицейских чинов, и смещение полусотни российских губернаторов. Одно лишь правительство остается неприкосновенным, но только до тех пор, очевидно, пока не сменится сам президент. «А я не сомневаюсь в том, что рано или поздно я перестану работать президентом», – заверил журналистов Дмитрий Медведев. После подобного заявления все вопросы о том, кто войдет в число кандидатов в марте следующего года, по моему мнению, отпадают сами.

Не оставил президент без подробного комментария и нынешние взаимоотношения с премьером. По его словам, они длятся вот уже 20 лет, и все это время Путин и Медведев оставались солидарны в своих точках зрения по ключевым вопросам, хотя за каждым членом тандема по-прежнему сохраняется право «на собственные ощущения и на собственные подходы».

После вопроса журналиста Андрея Туманова о том, не кажется ли президенту, что его картина мира слишком сильно отличается от действительности, мне стало втройне за державу обидно. Во-первых, потому что журналисты, как и сам глава государства, готовы считаться с мнением своего коллеги больше, чем с мнением специалистов на местах, которые видят, понимают и знают, как решить по-настоящему серьезные проблемы своего региона (это я сейчас о сельхозпроизводителях говорю). Во-вторых, потому что местной власти может быть не стыдно за бесчинства и коррупцию перед десятками тысяч жителей, но стыдно перед одним единственным человеком. Не стыдно жить в бардаке, но стыдно признаться в этом. И, наконец, в-третьих, потому что президент, понимая, как все готовятся к его визиту, допускает этот гоголевский маскарад и позволяет нацепить на себя «розовые очки». Понятное дело, что посетить садоводческое товарищество «Гвоздика» инкогнито президенту вряд ли удастся: слишком велико внимание в нашей стране к его персоне. Но зачем предупреждать заранее о своем визите, если предполагается сделать его неожиданным? Способы прекратить показуху найдутся всегда – было бы желание. Хорошо еще, что президент не видел, как два молодых человека до его прихода поочередно подбегали к трибуне, чтобы подвинуть «не по фен-шую» поставленную чашку чая.



Из чего складывается картина мира Дмитрия Медведева, по его словам? Из поездок по стране, сообщений пресс-службы Кремля и интернета. Но разве можно в интернете прочитать обо всем? Стоит ли вообще доверять такое важное дело, как изучение жизни страны, безликой, виртуальной реальности с двойным дном? Скорее нет, чем да. Нечего удивляться поэтому, что многие проблемы народа так и остаются в ведении лишь самого народа.

А очередная попытка достучаться до «небес» через журналистику, прямо скажем, сорвалась. Один из немногих выстрелов в поддержку ветеранов оказался холостым. Оказывается, президент еще в 2008 году подписал указ о выдаче квартир ветеранам Великой Отечественной, а то, как этот указ исполняется, не в компетенции «волшебника». Что называется, обратились не по адресу.

Образование и здравоохранение, которые, в отличие от перипетий предвыборной гонки, действительно касаются каждого россиянина, на пресс-конференции рассмотреть не успели. Малый бизнес не затронули вовсе: перст судьбы старательно обходил мою карточку с яркой надписью «ЕНВД».

Еще одно зрелище, которого требует народ – публичное покаяние. До выборов еще/всего лишь год. Самое время признаться в своих неудачах. И поэтому неслучайна подборка пяти «лучших» вопросов, пришедших по интернету: двумя из них были те самые про оленей и слова-паразиты, еще один – про НАТО, а последний – просьба дать оценку трем прошедшим годам.

Итак, чего же мы достигли при Медведеве? Во-первых, несмотря на безработицу, не потерялась «нить развития страны». Видимо, под «нитью развития» президент понимает федеральные программы. Также «не произошло драматического ухудшения положения людей» – и на том, безусловно, спасибо, что не вернулись к карточной системе. Да и на международной арене позиция России кажется окрепшей. Вот только, как признает президент, кардинально лучше мы жить не стали: 13 процентов населения, что составляет ни много ни мало 18 млн человек, живут за чертой бедности. С сырьевой иглы не слезли. Инвестиционный климат не создали. Чем, спрашивается, занимались, целых 1106 дней? Инновациями, по-другому и не скажешь.



Честно признаться, я в этой пресс-конференции разочарована. Она, конечно, самая большая за всю историю президентского срока нынешнего главы, да и инновационная в определенной мере: вел ее сам президент. Вот только какая-то бестолковая. Кажется, собрались, чтобы услышать из уст президента новость об отстранении от госвласти его основного политического соперника. А про то, почему растут цены на бензин, про то, что 500-рублевый тариф еще Собянин на прошлой неделе назвал «дурацким», про то, что в российскую олимпийскую сборную можно только верить, мы и до конференции знали.

И ладно, если бы сам ньюсмейкер уходил от ответов или «заворачивал» неудобные для него вопросы. Самое обидное в том, что этих неудобных вопросов и не было совсем. Разве что про опасность Ходорковского для общества, на который президент без колебаний дал односложный отрицательный ответ. Кажется, поговорили обо всем, кроме главного – «за жизнь». Неужели все дело в том, что микрофон редко попадал в руки незнакомых президенту журналистов, и то и дело доставался «любимчикам»?

Что ж, первый блин, как говорится, комом. Скорее всего, в следующий раз разговор пройдет более конструктивно. Ведь деструктивнее просто некуда.

О admin