Главная » Мода » Ливия Ферт: «Если не готовы надеть вещь 30 раз — отложите покупку»

Ливия Ферт: «Если не готовы надеть вещь 30 раз — отложите покупку»

Ливия Ферт: «Если не готовы надеть вещь 30 раз — отложите покупку»

Интервью Марии Байбаковой с эко-активистом от моды

Каждое утро экоактивист, основатель Eco Age, кинопродюсер и жена оскароносного актера сэра Колина Ферта предлагает начинать не только с улыбки, но и с важного вопроса: «Кто производит одежду, которую я ношу?» После смелого разговора Ливии с новым интервьюером ELLE Марией Байбаковой вопросов о том, как спасти не только наш гардероб, но и планету от всемирной шопинг-алчности не остается.

МАРИЯ БАЙБАКОВА Сегодня все чаще говорят о том, что швейная промышленность — вторая по пагубному воздействию на окружающую среду после нефтегазовой индустрии. Не могли бы вы поделиться какими-то цифрами, которые демонстрируют, как именно она вредит планете? В чем главная проблема — отходы от нереализованного товара или старых вещей? Большой расход пресной воды при производстве тканей? Или выбросы углекислого газа, связанные с доставкой сырья и готовой одежды по всему миру?

ЛИВИЯ ФЕРТ Можно, действительно, привести конкретную статистику. Эти цифры, безусловно, важны, но все-таки главное в разговоре об экологии — это эмоциональная вовлеченность. Если задуматься, мода во многом похожа на индустрию общественного питания. И в ней тоже появились свои фастфуды, с теми же характерными особенностями. Для создания быстрой моды эксплуатируются два ресурса: природный капитал и социальный. Люди часто забывают о том, что «быстрая» мода как самостоятельное явление возникло относительно недавно — всего лишь 20 лет назад. Тогда как раз и началась эксплуатация и сырьевых ресурсов, и человеческого капитала, со всеми вытекающими из этого ужасными последствиями. Я не знаю, сколько лет вам; мне, например, 48. И в моей молодости не было фастфэшна, при этом я прекрасно одевалась и на работу, и на вечеринки. Молодое поколение потребителей выросло, считая само собой разумеющимся тот факт, что можно прийти в магазин и купить джинсы за 20 долларов. Они не знают, что были и есть альтернативы. Однажды я задала вопрос директору одной фабрики в Бангладеше, которая производила только джинсы: сколько пар вы выпускаете в месяц? Он ответил: около трех миллионов. Вдумайтесь! И это всего лишь одна фабрика! Сколько же мы все покупаем джинсов? Куда уходят все эти вещи?

М.Б. Если модная индустрия, в особенности крупные розничные бренды, производят столько излишков, почему эти вещи нельзя перенаправить туда, где люди остро нуждаются в одежде? Например, в лагеря беженцев на Ближнем Востоке и в Африке? Разве это не помогло бы предотвратить ситуацию, когда вещи выбрасываются на свалку?

Л.Ф. Рекомендую всем посмотреть документальный фильм «Подлинная цена» (The True Cost. — Прим. ELLE), который я продюсировала. В нем эти вопросы рассматриваются подробно, в частности, рассказывается о том, что сброс секонд-хенда в страны третьего мира — в Африку, на Гаити — из-за гигантского переизбытка одежды разрушает местную экономику. Это мера косметическая, не имеющая никакого отношения к заботе об окружающей среде.

М.Б. В чем вы видите миссию Eco Age — компании, которую вы основали?

Л.Ф. Наша компания предоставляет консалтинговые услуги для модных марок, чтобы помочь им с их экостра­тегией. Мы предлагаем полный спектр решений: от пересмотрения сети поставщиков каждого бренда до имплементации наших рекомендаций, включая организации специальных мероприятий и сотрудничество со знаменитостями. У нас прекрасная команда. В 2007 году я окончательно завершила карьеру кинопродюсера и полностью посвятила себя проекту Eco Age.

М.Б. Не могли бы вы перечислить марки, которым Eco Age помогает в разработке экостратегий? И что это такое?

Л.Ф. Самый давний клиент — ювелирная компания Chopard. Мы работаем с ними с 2012-го и в этом году подводим итоги первых пяти лет нашего сотрудничества. За это время в компании досконально изучили всю цепочку поставок, чтобы отследить происхождение сырья: золота, бриллиантов… и повысить стандарты работы. Это действительно важное решение, так как ювелирный рынок один из самых коррумпированных и неэтичных на уровне используемых материалов, так что провенанс очень важен. Среди известных клиентов можно назвать Дом Gucci — по уровню своей социальной и корпоративной ответственности я бы назвала его одним из эталонов для индустрии. Они тщательнее всех изучают элементы своего бизнеса с этих точек зрения. Уже год мы плотно работаем с правительством Италии и в сентябре организуем специальную премию для самых ответственных национальных брендов. Мы пересматриваем слоган Made in Italy. Новый клиент — Matches Fashion — первый среди онлайн-ритейлеров решившийся на серьезную программу по мониторингу того, какие вещи они предлагают покупателям.

Ливия Ферт

М.Б. Расскажите о конкурсе «Зеленая ковровая дорожка» (Green Carpet Challenge — GCC. — Прим. ELLE). Какие бренды принимают в нем участие?

Л.Ф. Все началось с некоей игры: когда мой муж Колин получил премию «Золотой глобус» за фильм «Одинокий мужчина», британская журналистка Люси Сигл предложила мне на спор носить только экологичную одежду на красную дорожку в течение всего сезона премий. Было любопытно, смогу ли я протянуть в таких нарядах все награждения. Мы с Люси завели блог, где описывали как удачные, так и провальные образы. За это время я познакомилась со многими молодыми дизайнерами. На следующий год я задумалась: если получилось у маленьких брендов — как насчет крупных игроков? Почему бы большим Домам не использовать красные дорожки, чтобы продвигать идею о заботе о правах человека? Потянут? Разумеется, они включились в игру! Мы работали с Armani, Valentino и другими. Затем проектом заинтересовались Мерил Стрип, Майкл Фассбендер. Число участников росло. А затем мы решили — почему бы не использовать GCC как рупор Eco Age? Сегодня это особая пометка на лейбле, которой мы отмечаем как отдельные вещи, так и целые коллекции.

М.Б. Можете подробнее рассказать о сотрудничестве с Fashion Tech Lab Мирославы Дума? Как бы вы сформулировали главную цель вашей совместной работы?

Л.Ф. Я вхожу в консультационный совет FTL. Мира — невероятно умная и очень энергичная женщина. Редко встретишь человека, настолько позитивного, подготовленного, глубоко изу­чившего вопрос. Она действительно хочет многое поменять, и это потрясающе — в ней чувствуется такая сила! Eco Age и Fashion Tech Lab обязательно будут сотрудничать: планируется перекрестный обмен ­информацией и идеями по улучшению цепочек поставок одежды.

М.Б. Помимо заботы об экологии, еще одна серьезная проблема, стоящая перед индустрией моды, — вопросы социальной справедливости. В развивающихся странах многие работники, большинство из которых женщины, страдают от трудовых условий на фабриках. Почему вы считаете, что поддержка необходима в первую очередь женщинам?

Л.Ф. Основатель EDUN Эли Хьюсон (супруга солиста U2 Боно. — Прим. ELLE) однажды сказала: «Мы носим истории женщин, создавших нашу одежду». Ключевым моментом, буквально открывшим мне глаза, стала поездка в Бангладеш в 2008 году вместе с Люси Сигл в рамках одной из кампаний по предотвращению домашнего насилия. Будучи в Дакке, мы попросили тайком провести нас на швейную фабрику, и увиденное глубоко нас шокировало. Единственный вход, он же выход, с фабрики находился под вооруженной охраной, а внутри было невероятно жарко: все окна зарешечены и наглухо закрыты, никакой вентиляции. Казалось, мы попали в тюрьму. Все этажи были битком забиты женщинами, работающими на линиях, где требовалось выдавать по 100–150 вещей в час, им полагалось лишь два перерыва в день на посещение туалета. Никаких больничных, профсоюзов, ни малейшей социальной защиты. Вернувшись домой, я просто не могла притвориться, что ничего этого не видела. Первая реакция — мне хотелось разрыдаться. Потом в 2013 году в Бангладеше случилась трагедия — рухнула фабрика на Rana Plaza, убив 1129 человек, преимущественно женщин. Я постоянно думаю о том, что они шьют джинсы и футболки, которые я покупаю и ношу, а значит, разделяю ответственность за их условия труда. Кто-то скажет: «Благодаря швейным фабрикам создаются рабочие места, и это хорошо». Но, если как следует задуматься, так ли это на самом деле? Женщины, которые трудятся на этих предприятиях, не могут получить повышения или уйти в декрет. Начав жизнь с работы на швейной фабрике, они там же ее и закончат. Это больше похоже на рабство — и для меня неприемлемо.

М.Б. Считаете ли вы себя феминисткой? Как бы вы охарактеризовали современный феминизм?

Л.Ф. На 100 %! Для меня феминистка — это женщина, заботящаяся о других женщинах и готовая сделать все, чтобы защитить их.

М.Б. Проработав кинопродюсером, а теперь выступая в роли предпринимателя и активистки, вы ведете крайне занятой образ жизни. При этом вы супруга и мать троих детей. Как вам удается это совмещать — постоянно приходится лавировать или есть система, позволяющая успевать все и всюду?

Л.Ф. Однозначного ответа на ваш вопрос нет. Все мы, работающие матери и жены, решаем подобные проблемы ежедневно. Есть два момента, которые помогают мне лично. Во-первых, меня окружают женщины, поддерживающие меня во всех начинаниях. В Eco Age у нас великолепная команда из пятнадцати человек, работающих вместе изо дня в день. Дома меня ждет не менее прекрасная команда во главе с Колином — когда он не на съемках, то серьезно мне помогает. Во-вторых, я очень, очень дисциплинированный человек. Никогда не приступаю к работе до 9 утра, даже не проверяю почту — в это время я собираю детей в школу — и слежу, чтобы рабочий день заканчивался в 17.00–17.30, ведь нужно успеть домой, приготовить ужин, проверить уроки у ребят. Вечером я тоже не проверяю почту и не смотрю в телефон. В поездках, разумеется, приходится перестраивать график, но это моя база, незыблемый фундамент.

М.Б. Каким вам видится будущее экологичной моды? На какие перемены в модной индустрии можно рассчитывать в ближайшие 20 лет?

Л.Ф. Новые материалы и технологии помогут улучшить ситуацию с экологией — например, апельсиновые волокна, в которые сейчас так активно вкладывается Мира. Быстрая мода не сможет пережить следующие два десятилетия — ее бизнес-модель основана на кадрах и сырье, которые попросту прекратят существовать.
Сейчас у предпринимателей появляется столько интересных идей и моделей, позволяющих решить проблемы с чрезмерным потреблением, — от винтажных магазинов до подиумных вещей напрокат. В целом, перспективы неплохие, и не думаю, что ближайшая пара десятилетий будет совсем не похожа на прошедшие двадцать лет — ведь мы наконец перестали игнорировать имеющиеся эко- и социопроблемы.

М.Б. Не могли бы вы дать пять простых и практичных советов, которые помогли бы нашим читателям стать частью движения за экологию в мире моды?

Л.Ф. Первое. Приобретайте лишь по-настоящему понравившиеся, качественные вещи, которые останутся в вашем гардеробе надолго. Спросите себя: готовы ли вы надеть эту вещь как минимум тридцать раз? Если нет — отложите покупку. Второе. Найдите хорошую швею. Моя замечательная портниха отлично перешивает устаревшие вещи в новом стиле. Третье. Меняйтесь нарядами с друзьями — я, например, практикую это с сестрой, с которой у нас более-менее совпадают размеры. Четвертое. Носите те же вещи, но активно экспериментируйте с аксессуарами — не устаю повторять эту мантру. Так, не обновляя гардероба, вы легко сможете создать новый образ. Пятое. Жесты доброй воли — например, передача одежды в приюты для бездомных — прекрасны, но не решают проблемы. Пожертвования не должны вытекать из избыточного потребления; это никоим образом не оправдание для все новых и новых покупок. И самое главное, помните — мы голосуем нашими кошельками, и, соответственно, у каждого из нас есть возможность изменить мир к лучшему. Голосуйте за более экологичный и справедливый мир.

О admin

Оставить комментарий

Ваш email нигде не будет показанОбязательные для заполнения поля помечены *

*