Появление модели Эмили Ратаковски в белой рубашке необычного кроя (смотрим фото по ссылке) вызвало в СМИ куда больше толков, чем показ коллекции, из которой оно,собственно, происходит. Мы уверены, что в этом нет ничего страшного и Симон Порт Жакмюс не обидится.

  • НЕДЕЛИ МОДЫ

    Модная азбука: что такое круизная, кутюрная и пре-коллекция и для чего это нужно

  • НЕДЕЛИ МОДЫ

    С подиума под венец: 20 платьев кутюрной недели моды, которые подойдут невесте

Но мы все же решили восстановить историческую справедливость и разобрать показ Jacquemus. Ну хорошо, начнем именно с того платья-рубашки.

Хотя нет. Начнем с того, что Jacquemus — один из тех «сложных» брендов, знанием которых принято козырять в околохипстерских тусовках. В разговорах об «интеллектуальной моде» это имя тоже пригодится.

Парижский показ дизайнера, Инстаграм которого заставляет весь модный мир завидовать его «сверхконцентрированной французскости», стал логичным продолжением всего, что делает Жакмюс — и неважно, что коллекция была выдержана в африканской гамме.

Где еще может «отметиться» француз в весенне-летнем сезоне, как не в Африке?

Пристегните ремни, мы отправляемся в путешествие!

Почти полсотни образов из коллекции весна-лето 2018 наполнены энергией африканского заката, статичного пейзажа, неторопливой и грациозной живности… внутреннего умиротворения.

Возможно, настоящая Африка выглядит совсем не так, но иногда нам хочется представить ее именно такой — величественной, спокойной. Такой, в которой есть место асимметричным женственным платьям и широкополым соломенным шляпам.

Кстати, показ «самого интеллектуального» из французских дизайнеров прошел в музее Пикассо — месте, куда еще не ступала нога ни одного модного дома (в смысле показа,разумеется). И в этом тоже есть свой символизм — свобода, небрежность, естественность подачи, вторящая естественности образов Jacquemus.

Нельзя не заметить, что обычная угловатость и обычные для Jacquemus сложные объемы в этой коллекции задействованы не были. Вместо них мы видим сублимированную женственность.

Если где-то и встречается дополнительный объем, сборки и драпировки, то только в тех местах, где это традиционно приветствуется. Вырезы и разрезы — тоже строго на своих местах.

Откуда столько утонченной женственности и нежности? Все просто: Симон Порт выбрал музой собственную маму. И при создании коллекции вдохновлялся своим детством в деревне под Марселем (что ж, по колористике с преобладающим нежным оттенком бежевого можно было догадаться).

Жакмюс признался, что в той самой деревне его до сих пор останавливают на улице, чтобы сказать, сколь красива была его мама. Идиллические воспоминания о детстве на юге Франции (еще чуть-чуть — и Африка) и стали материалом для работы над коллекцией грядущего сезона.

Что касается аксессуаров, тот тут Симон Порт играет на контрастах: рядом с крошечными сумочками появляются поистине гигантские шляпы.

Ну и громадные серьги — тоже воспоминание о матери. Фигуры Жакмюс, по собственному признанию, подсмотрел в ее доме.